Долг Родине

Долг Родине
13 Декабря 2010
В очередной приезд на родину из далекой Якутии этот уроженец села восстановил отцовский дом, пробурил скважину в самом центре деревни, решив многолетнюю проблему земляков с водой. Засыхающий от бесконтрольной вырубки окрестных лесов ручеек настолько заилился, что в дождь заливало дорогу Валерий Доржиев сходил к главе района, и вместе они нашли выход — новая дорога перестала разделять село в дождь. Хороший пример тоже заразителен. В родное село потянулись люди, давно покинувшие его. В Якутии Валерий Доржиев пока известен больше, чем в Бурятии. Депутат окружного собрания, заммэра Якутска, заместитель генерального директора ОАО «Сахатранснефтегаз». Для бичурцев он — известный земляк, предмет их особой гордости.

Долгий путь в Бичуру

Под словами «белая эмиграция» мы привычно представляем тех, кто вынужденно покинул нашу страну после революции. Поразительно, но были и те, кто, наоборот, предпочел уйти от репрессий в СССР. Среди них монгольский лама Самбын Пурбо. Объясняется это тем, что гонения на духовенство в Монголии превзошли по размаху и неоправданной жестокости антирелигиозные кампании в СССР. Как его отец пересек границу и оказался в Бурятии, Валерий Пурбуевич не знает.

Сейчас ругает себя за то, что не интересовался этим в детстве. В далекие бичурские края судьба привела и уроженку Иркутской области Марию Убееву. Еще в первой волне репрессий ее семью раскулачили и разбросали по всей Сибири. Когда Мария Халтановна вышла замуж и родила пятого ребенка, Валерия, ей шел сорок третий год, отцу — шестьдесят третий. Вечная труженица, мама не сидела без дела ни одной минуты. Работала дояркой и ежедневно возила в сорокалитровых флягах молоко на маслозавод. Маленький Валера рос на ферме.

— Вот почему я стал директором Якутского гормолзавода, у мамы всю практику прошел, — будет шутить по­взрослевший сын.

Не различая национальности

— На полу у нас всегда лежали овчины, и я иногда выделывал их. Мама шила тулупы русским мужикам с Балеевки, Бичуры, Безбожника. Этих заказчиков я считал родственниками. Как все дети, я вообще не различал национальности. Русских односельчан считал такими же, как я, только светловолосыми. Говорят и поют на одном со мной языке, значит, буряты, — улыбается, вспоминая детство, Валерий Пурбуевич.

Отец — табунщик, он, как и мама, работал без выходных, в зной и стужу. Но, когда придет время оформлять пенсию, ему откажут, как ламе. А сам он не мог отказать никому, лечил, по первому зову складывал за пазуху дэгэла молитвенные книги и ритуальные предметы и шел к страдающим людям. Удивительно, что при этом он не пытался настраивать единственного сына против безбожной власти. И только однажды, когда сын вбежал домой с радостным сообщением о вступлении в комсомол, Пурбо-лама не сдержался.

— А дальше что, сынок? — печально спросил отец.

— Коммунистом буду! Нынешнее поколение… — не договорил юноша знаменитый лозунг тех лет, осекся, увидев печаль в глазах отца.

— Не будет коммунизма, сынок. И Страны Советов тоже не будет, — предсказал отец.

Спустя годы сын будет вспоминать все предсказания отца, которые сбылись с удивительной точностью. Мудрым был Пурбо-лама и в житейских делах. Однажды Валера поделился с отцом тем, что у него большое горе.

— Разве это горе, Валера? — покачал отец головой. — Горе — это когда дети плохие и когда болеет или умер кто-то из близких. Вот это горе. Остальное — как дождь, поднял воротник и пошел дальше.

В пятом классе Валера перешел из начальной бурятской школы в Гочите в среднюю. Новые предметы приходилось учить одновременно с русским языком. Способность быстро схватывать языки поможет ему через много лет в Якутии. Туда, в село Верхневилюйск, направили выпускника технологического института.

Карьера на чужбине

— До Якутска 700 километров, добраться можно только на самолете или зимой по зимнику. Там все говорят на якутском, независимо от национальности, — вспоминает Валерий Пурбуевич.

Через короткое время он завоевал всеобщее уважение, бегло заговорив на якутском. Едва став главным инженером, получил предложение возглавить комбинат. При нем предприятие стабильно занимало первые места по республике. Заметив организаторские способности Доржиева, его пригласили возглавить Якутский гормолзавод. Соглашаясь на новую работу, Валерий Пурбуевич еще не подозревал, что отдаст этому заводу 14 лет жизни. За это время завод стал одним из лучших в Сибири и на Дальнем Востоке. Доржиев стал действительно заслуженным работником народного хозяйства Якутии. Его выбрали депутатом городской Думы.

Новый мэр Якутска предложил ему стать заместителем. Именно в этот период в Якутии начали проводить международные спортивные игры «Дети Азии». И каждую делегацию, будь то дети из Бурятии, Усть-Орды или Аги, Валерий Пурбуевич встречал как своих родственников. К спорту он был неравнодушен с детства. Еще в Верхневилюйске молодой инженер из Бурятии создал секцию бокса. В Якутске построил три спортивных зала. Полностью оснастил их, содержал тренеров. Его избирали президентом городской, затем республиканской Федерации бокса. Сейчас Валерий Доржиев возглавляет Союз тренеров Якутии.

— Он же сплотил бурятскую диаспору, — рассказывал мой знакомый из Якутии. — На играх «Дети Азии» мы занимали центральные трибуны. Однажды забавно получилось. Выходит делегация из Аги, вся наша трибуна приветственно ликует. Потом объявляют Бурятию, мы снова восторженно кричим и машем. Появляются усть-ордынцы, и наша трибуна вновь заглушает ведущего. Когда мы также шумно поприветствовали делегацию Монголии, ведущий громко сказал: «Вот народ, представляющий сразу четыре субъекта!».

Якутский опыт отношения к спорту Доржиев мечтает перенести в Бурятию.

— В Якутии понимают, что спорт создает имидж республики. Уже заложено в бюджете, сколько кандидатов от Якутии едет на Олимпиаду в Лондон и сколько нужно денег на их подготовку. Учтены даже расходы на Паралимпийские игры, — рассказывает Валерий Пурбуевич. — Один простой пример — есть в Якутске супружеская пара олимпийских чемпионов. Муж и жена получают ежемесячную премию 45 тысяч в месяц. И это пожизненно. Серебряные олимпийцы — 30 тысяч. Там в порядке вещей — стал бронзовым призером Олимпиады, ему купили в Москве квартиру. В Якутске само собой есть квартира и машина. А у нас как? В Якутии каждый ребенок знает своих олимпийцев.

Валерий Доржиев, встречаясь с представителями власти в Бурятии, всегда приглашает их в Якутск перенять опыт.

— Я ходил на наш Сурхарбан один раз. Больше не пойду. Собирается от силы 1000—1500 человек. В Якутске на такой же праздник «Ысыах» собирается больше 100 тысяч. А город в два раза меньше Улан-Удэ. У каждого стоит там ураса — чум. У меня, моего коллектива есть своя ураса. Приятно смотреть, как никто не сидит пассивно, все веселятся, поют, танцуют осуохай — якутский ехор.

Случайностей не бывает

Когда Валерий Пурбуевич работал первым замминистра имущественных отношений, бывший мэр Якутска стал губернатором Архангельской области. Он порекомендовал нашего земляка на должность вице-губернатора. Но Валерий Пурбуевич отказался от столь заманчивой перспективы.

— Детей на ноги поднял, внуки появились. Пора возвращать долг родине. Решил начать с давней мечты нескольких поколений якутских бурят о своем дацане, — объясняет он.

Но была и другая, глубоко личная причина изменить свою жизнь. Это щемящее чувство вины перед памятью отца. Он умер в отсутствие единственного сына, учившегося тогда на первом курсе. Предчувствуя кончину, отец раздал часть культовых предметов и множество книг надежным людям. Оставшееся попросил увезти в единственный тогда буддийский храм в стране — Иволгинский дацан. Драгоценный груз повез внук, в дороге разговорившийся с попутчиком.

— Дай мне книги. Я передам куда надо, — попросил незнакомый попутчик.
С тех пор судьба книг была не известна семье.

Через 30 лет, в 1998 году, в кабинет заммэра Якутска зашел Дандар-лама, приехавший из Иволгинского дацана. Как полагается, два земляка на чужбине разговорились. И тут Дандар-лама шокировал гостеприимного хозяина.

— Мой отец 30 лет назад ехал в автобусе с мальчиком, который вез в Иволгинский дацан книги дедушки. Мой отец вызвался сам увезти их. А когда привез, оказалось, что в собрании буддийских сочинений не хватало именно этих книг, — рассказал Дандар-лама.

Такая цепочка совпадений не могла быть случайностью.

— В Якутии строят по-другому. В условиях вечной мерзлоты сначала бурят скважину. Только потом, сделав всю подземную часть, строят все остальное, — объясняет Доржиев, один из главных строителей якутского дацана.
В 2012 году в морозном якутском воздухе раздастся нежный звон колокольчиков первого буддийского храма Якутии. Помимо этого, Валерий Пурбуевич взял на себя ношу по строительству дацана на родине. Шибертуйский дацан открылся в октябре этого года.

Родительский дом

В родном селе он начал с восстановления родительского дома. Дом, в свою очередь, положил начало новой Гочитской улице. Знаменитого выпускника пригласил зайти в родную школу нынешний ее директор Владимир Иванов.

— У меня было ощущение, что школа почти не изменилась с моего детства. А на дворе XXI век. Поэтому мы сразу же поставили 27 новых дверей, оборудовали и приобрели компьютерный класс, — рассказывает Валерий Пурбуевич.

Он умалчивает о том, что постоянно выделяет деньги на ремонт, с 2007 года награждает денежными премиями лучших учителей, учеников и отдельно спортсменов. Об этих делах рассказывают уже земляки Доржиева. Приобрел мягкий инвентарь для детсада. Решил многолетнюю проблему с питьевой водой в поселении Петропавловское, пробурив артезианскую скважину. Бичурская центральная больница получила новое оборудование. Приобретен трактор со спецоборудованием для ледового катка на стадионе в Бичуре. К юбилею родного района помог благоустроить центр села. Решили взять дворового инструктора.

— На будущий год хотим спорткомплекс с искусственным покрытием. Теперь сельчане радуются, что дети оттуда домой не хотят идти. Мы отобрали лично с главой района спортивного инструктора для них. Он получил спортинвентарь. Нас в советские годы учили, что дух первичен. Это сейчас мы живем в эпоху приоритета материального. А вот в Якутии очень много денег вкладывается в духовность. И это окупается. У нас многие не знают элементарных вещей — как войти в храм, например.

В Якутии хоть запуск небольшого магазина, хоть открытие театрального сезона, все начинается с обряда освящения «алгысчыт». У них каждый ребенок знает традиции. А у нас где этому учиться? — задается вопросом Валерий Пурбуевич.

И от одного этого вопроса становится ясно, сколько еще планов у этого человека.


«Информ Полис»

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений