«Потерпевшая» по делу Валерия Доржиева «перепутала цифры». На каких-то 10 млн рублей

«Потерпевшая» по делу Валерия Доржиева «перепутала цифры». На каких-то 10 млн рублей
28 Марта 2016

Якутский городской суд допросил одного из ключевых фигурантов уголовного дела в отношении депутата Народного Хурала Бурятии Валерия Доржиева – предпринимателя Надежду Захаревич. На ее имя в 2006 году выкуплены 100% акций ОАО «Городской рынок», а в 2008 году половина доли в уставном капитале предприятия переоформлена ею на другого предпринимателя – Виктора Иванова, племянника Валерия Доржиева. Об этом пишет baikalfinans.com

Это и дало повод для возбуждения уголовного дела, следствие по которому расценило передачу доли как взятку известному политику, бизнесмену и меценату. По версии обвинения, Валерий Доржиев занимал тогда пост и.о. первого заместителя главы Якутска и использовал служебные полномочия для вымогательства доли.

Допрос Надежды Захаревич проходил с использованием видеоконференцсвязи. Сама она со своим адвокатом находилась в Улан-Удэ, в зале судебных заседаний Железнодорожного суда, а суд, стороны защиты и обвинения – в Якутске. Таким образом, наглядно подтвердилось, что ранее «потерпевшая» и ее адвокат вводили в заблуждение Верховный суд Якутии, а затем и Верховный суд России, где рассматривался вопрос о подсудности «дела Доржиева». Напомним, что они категорически утверждали, что Надежда Захаревич живет в Якутске, а не в Улан-Удэ.

Перед началом допроса обсуждался правовой статус Надежды Захаревич в данном судебном процессе. С одной стороны, взяткодатель не может являться потерпевшим по уголовному делу, даже если он сообщил о взятке и сотрудничал со следствием. На этот счет есть постановление пленума Верховного суда РФ. Однако предварительное следствие почему-то признало Надежду Захаревич потерпевшей. В этом качестве она и была допрошена судом, у которого, впрочем, еще будет возможность дать оценку ее показаниям и факту признания ее потерпевшей.

В ходе допроса Надежда Захаревич постоянно ссылалась на своего мужа Жаргала Дондупова, бывшего генерального директора «крытого рынка» в Якутске, известного в Бурятии тем, что он использовал подложный диплом о высшем образовании для поступления на муниципальную, а затем и государственную службу, на должность заместителя министра ЖКХ и строительства республики.

жаргал.jpg

«Со слов мужа», «муж мне сказал» - эти и подобные обороты постоянно присутствовали в показаниях Надежды Захаревич в суде. Сама она не занималась делами «крытого рынка» и никогда не обсуждала с Валерием Доржиевым переоформление доли на Виктора Иванова. Зато, отвечая на первый же вопрос гособвинителя, Надежда Захаревич обстоятельно рассказала о происхождении денег, на которые были приобретены акции «крытого рынка» в 2006 году.

«Мы решили так, что я вкладываю деньги, а все процессы, все дела по акционированию рынка ведет мой муж», - сообщила суду Надежда Захаревич. Она рассказала, что «собрали сбережения, денежных средств не хватало, кое-что заняли, я оформила кредит на 3 миллиона в Далькомбанке».

Таким образом, по словам Надежды Захаревич, они с мужем собрали деньги для того, чтобы выкупить 90940 акций ОАО «Городской рынок» на сумму 9 млн 94 тыс руб. Все вроде бы гладко. Но дело в том, что в действительности 100-процентный пакет акций был выкуплен на торгах не за 9 млн. 94 тыс руб, а почти за 19 млн 524 тыс руб! Акции «крытого рынка» выставлялись на торги не по номиналу, как, видимо, считает Надежда Захаревич («со слов мужа»?), а по двойной цене. Плюс надо было сделать хотя бы один шаг на торгах, а также – оплатить комиссию биржевому брокеру. Все это неоспоримо подтверждено документами о ходе и результатах биржевых торгов. 

Так откуда же взялись еще более 10 млн руб, если и 9 млн руб семейная пара Дондупова и Захаревич собрала, как следует из показаний самой «потерпевшей», с трудом, прибегая к займам и кредитам? Об этом спросила сторона защиты.

Здесь у Надежды Захаревич случился провал. В памяти. После некоторых усилий она заявила, что помнит сумму почти в 20 млн рублей. Но откуда она появилась, передавала ли она ее своему супругу, пояснить суду не смогла. Ее адвокаты начали вмешиваться в ход допроса, пытаясь подсказать доверительнице, что, мол, не помнит, не помнит она. А также бурно протестовать по поводу того, что задается один и тот же вопрос, дескать, сколько можно, «потерпевшая» на него уже ответила.

Однако на эту активность представителей Надежды Захаревич и ООО УК «Городской рынок» федеральный судья Игорь Верхотуров отреагировал принципиально, заявив, что ответа на вопрос не прозвучало, а сам вопрос суд находит совершенно обоснованным: «Суду не ясно данное противоречие в разнице сумм, это имеет существенное значение для выяснения обстоятельств дела, в связи с этим, пожалуйста, потерпевшая, отвечайте!»

Но вразумительного ответа так не прозвучало. К тому же внезапно прервалась связь между Якутским городским судом и Железнодорожным судом Улан-Удэ. Из-за чего допрос «потерпевшей» пришлось прервать на самом интересном моменте.

После окончания судебного заседания в тот день в коридоре Якутского городского суда адвокаты Надежды Захаревич и ООО УК «Крытый рынок» довольно громко высказывали Буянто Дондупову, брату мужа «потерпевшей» и нынешнему генеральному директору «крытого рынка», свое недовольство. Теперь, мол, ищите, где взяли 20 млн руб.

Продолжить допрос Надежды Захаревич удалось только на следующей неделе. Возможно, для «поисков» источников крупной суммы потребовалось время. Впрочем, ничего нового в ходе второй части допроса «потерпевшая» не сообщила. На большинство вопросов она отвечала, что «не помнит», «этим не занималась», «это надо спросить у моего супруга» (вариант – «у моего бухгалтера»).

Сразу же вспомнился допрос Буянто Дондупова, который представился суду генеральным директором «крытого рынка», но на большинство вопросов, связанных с финансово-хозяйственной деятельностью этого предприятия, в том числе сделкой по купле-продаже здания, неизменно отвечал: «Надо поднять документы». Хотя, наверняка, он имел представление о том, по какому делу его вызывают в суд и о чем могут спросить. Но он даже не знал, что руководимое им ООО УК «Городской рынок» находится в стадии ликвидации!

буянто.jpg

Точно также и Надежда Захаревич не смогла объяснить суду, кому сейчас принадлежит рынок, находится ли предприятие в стадии ликвидации (на соответствующем решении стоит ее подпись). Она даже не в курсе того, что посмертный вывод Виктора Иванова по поддельным документам из состава участников общества признан незаконным Арбитражным судом Республики Саха (Якутия) и Четвертым арбитражным апелляционным судом в Чите, хотя является ответчиком по данному делу.

Вся эта компания (братья Дондуповы и Захаревич) производит странное впечатление. Вроде бы люди занимаются бизнесом, и не первый год. Но не помнят, откуда берутся деньги, как ведутся расчеты, каково состояние их предприятия. Тот же Буянто Дондупов получил наличными 50 млн руб в качестве аванса по договору купли-продажи здания рынка семье Алексеевых (торговая сеть «РОЗТОР»), но в суде не мог вспомнить, в какой форме был осуществлен этот платеж. Для него полсотни миллионов – пустяк? По виду не скажешь. А как могла Надежда Захаревич, годовой доход которой в середине «нулевых» не дотягивал до миллиона, «перепутать цифры» - 9 и 19 млн руб? Но именно так, без изысков, она объяснила суду противоречие между своими показаниями на следствии, где она называла цифру 9 млн 94 тыс руб, и в суде, где ей пришлось таки «вспомнить» про 19 млн руб.

Сложно избавиться от ощущения, что этими людьми кто-то манипулирует, а им приходится то «вспоминать», то «забывать» различные обстоятельства, то ссылаться на необходимость «поднять документы». Словом, всячески подстраиваться, чтобы удержаться в рамках отведенной им роли в разработанном кем-то сценарии уголовного дела.

Конечно, это субъективное мнение. Правовую оценку показаниям и действиям всех фигурантов дела может дать только суд.

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений