Дутое дело с привкусом коррупции

Дутое дело с привкусом коррупции
6 Сентября 2016

8 сентября Верховный суд Республики Якутии рассмотрит апелляционный протест прокурора и жалобы "потерпевших" по уголовному делу депутата Народного Хурала Бурятии Валерия Доржиева. В июле этого года Якутский городской суд под председательством федерального судьи Игоря Верхотурова полностью оправдал известного политика, бизнесмена и мецената, признав за ним право на реабилитацию.

"Не являлся должностным лицом"

Напомним, что органы предварительного следствия обвиняли Валерия Доржиева в вымогательстве взятки в виде половины уставного капитала ООО УК "Городской рынок". По их версии, преступление было совершено в период с 9 января по 27 марта 2008 года, когда Валерий Доржиев якобы занимал должность первого заместителя мэра Якутска. "Потерпевшими" были признаны ООО УК "Городской рынок" и предприниматель Надежда Захаревич, основным свидетелем обвинения стал ее супруг Жаргал Дондупов.

Однако в суде было установлено, что в обозначенный следствием период Валерий Доржиев не обладал организационно-распорядительными, административно-хозяйственными функциями, то есть фактически не являлся должностным лицом.

Во-первых, его полномочия были распределены между двумя первыми вице-мэрами, назначенными после выборов главы Якутска в декабре 2007 года.

Во-вторых, он не получал заработную плату в городской администрации в 2008 году.

В третьих, у него там не было даже служебного кабинета.

В четвертых, Валерий Доржиев работал совершенно в другом месте, а именно - заместителем директора Якутского гормолзавода.

В пятых, он участвовал в выборах депутатов Якутской городской Думы и был избран 2 марта 2007 года, что абсолютно исключает саму возможность нахождения на муниципальной службе.

Все эти обстоятельства подтверждены документами, публикациями в СМИ и показаниями многочисленных свидетелей, не доверять которых у суда не было оснований.

Напротив, основной свидетель обвинения Жаргал Дондупов неоднократно менял свои показания, что дало защите повод отметить его "явную склонность к обману". А ведь обвинение было построено исключительно на показаниях этого свидетеля, утверждавшего, что Валерий Доржиев якобы вызывал его в свой служебный кабинет в мэрии Якутска и там вымогал взятку, угрожая в случае отказа пристрастными проверками и другими неприятностями.

Между тем, в суде были допрошены свидетели, которые показали, что Жаргал Дондупов достоверно знал о том, что Валерий Доржиев уволился из мэрии Якутска, так как сам помогал ему выносить личные вещи из служебного кабинета в октябре 2007 года, а затем вместе с братом Буянто Дондуповым активно участвовал в его предвыборной кампании в январе-марте 2008 года. Кстати, последнее его брат полностью подтвердил в суде.

По-прежнему жаждут "крови"

Но сторона обвинения продолжает упорствовать и требует от Верховного суда Якутии отменить оправдательный приговор и направить уголовное дело на рассмотрение в новом составе суда. А "потерпевшие" - еще и заточения Валерия Доржиева, которому в ноябре исполнится 65 лет, в СИЗО.

Они утверждают, что Якутский городской суд должен был переквалифицировать действия подсудимого на другую статью Уголовного Кодекса РФ. Хотя ни гособвинители, ни "потерпевшие" не заявляли подобных ходатайств в судебном заседании. А сам суд, и это общеизвестно, не имеет права выходить за рамки предъявленного обвинения.

Как заявила ИА REGNUM  старший помощник руководителя следственного управления СК РФ по Якутии Надежда Дворецкая, для утверждения, что Валерий Доржиев являлся должностным лицом в момент совершения преступления, есть основания, в том числе соответствующая запись в его трудовой книжке.

Но почему-то в якутском СУСКе упорно не хотят замечать другую запись в трудовой книжке Валерия Доржиева - о том, что он в период предполагаемого вымогательства работал на Якутском гормолзаводе, а вовсе не в мэрии. Чем одна запись убедительнее другой? Тем, что он более выгодна следствию и тем лицам, которые заинтересованы в осуждении Валерия Доржиева?

Суд первой инстанции установил, что в действиях Валерия Доржиева нет коррупции. Напрашивается вывод, что коррупционна природа самого уголовного дела, которое якутские следователи, по сути, "надули" из гражданско-правового спора.

Странное дело

"Дело Доржиева" было возбуждено в июне 2014 года. В этом его странность. Обычно взятку раскрывают путем оперативно-розыскных мероприятий, когда взяточник развил настолько бурную деятельность, что попал в поле зрения правоохранительных органов. Или лицо, у которого вымогают взятку, до такой степени возмущено неправомерными требованиями, что само обращается с заявлением о преступлении. В обоих случаях все происходит в достаточно сжатые сроки. Но чтобы шесть с лишним лет "жертвы вымогательства" упорно молчали, их все устраивало, а потом они вдруг решили дружно дать показания против "мздоимца", - это, согласитесь, нечто необычное.

Истинная причина появления этого уголовного дела заключается не в событиях 2008 года, а в бизнес-конфликте, который произошел значительно позже. В 2013 году скоропостижно скончался совладелец ООО УК "Городской рынок" Виктор Иванов, который приходился Валерию Доржиеву родным племянником и активно участвовал в семейном бизнесе. Посмертно и по поддельным документам он был выведен из состава учредителей "крытого рынка" в Якутске, в результате чего единственным владельцем доходного торгового объекта осталась Надежда Захаревич (напомним, это супруга основного свидетеля обвинения Жаргала Дондупова). Рынок решили продать. Буянто Дондупов нашел покупателя в лице влиятельного в Якутии бизнес-семейства Алексеевых, владеющего торговой сетью "РОЗТОР" и связанного с силовыми структурами. Алексеевы хотели приобрести "крытый рынок" за 100 млн рублей. И даже передали половину этой суммы наличными Буянто Дондупову.

Но когда сделка уже почти состоялась, вмешался Валерий Доржиев. При его поддержке вдова Виктора Иванова обратилась в Арбитражный суд Якутии с иском о признании недействительным решения о выводе покойного мужа из состава учредителей ООО УК "Городской рынок" (иск уже удовлетворен, решение суда вступило в законную силу). Одновременно было подано заявление в правоохранительные органы по факту подделки документов. Сделка была заблокирована.

Согласно договору купли-продажи "крытого рынка", в случае отказа от сделки продавец обязан выплатить покупателю неустойку в размере 15% от суммы договора. Таким образом, Надежда Захаревич и братья Дондуповы из-за действий Валерия Доржиева и вдовы Виктора Иванова (заметим, абсолютно законных действий) вместо получения 100 млн рублей за рынок могли "попасть" на 15 млн. рублей долга перед семейством Алексеевых. Последние же, в свою очередь, торопились завершить сделку и не желали отказываться от нее даже после того, как стало ясно, что она основана на поддельных документах. Интересы совпали.

Вот тут-то и появилось на свет Божий уголовное дело в отношении Валерия Доржиева. Цель совершенно очевидна. Если получение Виктором Ивановым доли в уставном капитале ООО УК "Городской рынок" удастся представить как взятку Валерию Доржиеву, то есть незаконное получение имущества, автоматически отпадут претензии вдовы на это наследство. Желанную сделку можно будет завершить. А Валерий Доржиев, оказавшись за решеткой, не сможет больше препятствовать этому.

Бизнес-конфликт был оперативно переведен в плоскость уголовного преследования при активном участии сотрудников следственного управления СКР по Якутии.

Разве это не коррупция?

Оправдательные приговоры становятся практикой

Есть люди, которые полагают, что следствие и правосудие должны обслуживать их коммерческие и прочие интересы. К сожалению, судя по "делу Доржиева" и некоторым другим, следственные органы Якутии дают поводы для подобных заблуждений.

Да и не только в Якутии. Об этом, увы, широко распространенном явлении говорил недавно президент России Владимир Путин, требуя "поставить барьер на пути тех, кто использует уголовное преследование как дубину в корпоративных спорах".

Согласно докладу председателя Верховного суда России Владимира Лебедева на февральском семинаре-совещании председателей верховных и арбитражных судов субъектов Федерации, в прошлом году 24% уголовных дел в отношении предпринимателей закончились оправдательными приговорами.

А генеральный прокурор Юрий Чайка во время недавнего визита в Бурятию выразил "крайнее беспокойство давлением правоохранительных органов на предпринимателей посредством необоснованного применения мер уголовного принуждения". По словам генпрокурора, "сотни бизнесменов реабилитированы в досудебной стадии и в суде. При этом никто из должностных лиц правоохранительных органов не понес наказания за незаконное задержание, арест, привлечение к уголовной ответственности".

Не пытается ли кое-кто в Якутии банально избежать наказания, добиваясь отмены справедливого и обоснованного оправдательного приговора по "делу Доржиева"?


Сергей Колобов.



Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений